О. КЛИНДТ-ЙЕНСЕН. ДАНИЯ ДО ВИКИНГОВ

Предисловие к русскому изданию

Предлагаемая вниманию читателя книга Оле Клиндт-Иенсена – выдающегося датского археолога, историка и искусствоведа – интересна с нескольких точек зрения. Прежде всего, это добротное, написанное живым и образным языком научно-популярное произведение, в котором отражена драматичная и насыщенная яркими деталями архаическая история небольшой страны Северной Европы, история, доведенная автором до логического рубежа – начала эпохи викингов. Однако содержание этой книги и ее значение существенно выходят за пределы заявленной в названии тематики. Собственно, иначе и быть не могло, и дело здесь, прежде всего, в объективном положении вещей.

Датской земле судьбой было уготовано стать не только родиной наиболее активных викингов и их вождей, не только породить старейшую в Европе монаршую династию, но и занять в иерархии государств Средневековья место, несопоставимое с площадью и ресурсами страны. В XIX столетии именно Дания фактически стала родиной научной археологии – науки, заполняющей ту грандиозную лакуну в знаниях о прошлом, которую неспособна была существенно сократить традиционная письменная история. Равнинный рельеф страны, мягкий климат и сочетание прибрежных и морских ландшафтов создавали идеальные условия для заселения и освоения этих земель сразу же после отступления ледника, что и было незамедлительно сделано первопоселенцами еще около 12 тысяч лет назад. Учитывая, что Дания являлась ядром территории, где формировался германский суперэтнос, принимая во внимание то обстоятельство, что именно отсюда могли выйти предки кельтов, а также отметив, что есть все основания рассматривать Северную Европу (и Данию в частности) как прародину индоевропейских племен, мы имеем полное основание ожидать от этой земли ярких и самобытных находок, относящихся к различным эпохам прошлого. И раскопки – планомерные или случайные – с весьма давних времен постоянно подтверждают и оправдывают эти ожидания, тем более что существует ряд обстоятельств, споспешествующих сохранению археологического материала. Так, в Дании достаточно часто встречаются микроландшафты со специфическим химическим составом почвы, что создает условия для консервации органики и позволяет сохраняться практически в неповрежденном виде многочисленным изделиям из дерева, кости и ткани. Дания и прилегающие к ней области Германии – это территория, на которой был в течение длительного времени весьма распространен обычай совершения жертвоприношений в болотах путем утопления имущества, оружия, кораблей, живых или предварительно умерщвленных людей. В результате мы располагаем грандиозным количеством прекрасно сохранившихся объектов, имеющих колоссальную научную ценность и значимость. К тому же многие эпохи древнейшей истории Дании представляют собой своего рода эталон, позволяющий говорить о центральной роли этого региона в формировании материальной (а возможно, и не только материальной) культуры всей Северной Европы. И если находки эпохи викингов или непосредственно предшествующего ей вендельского периода наиболее показательны в Швеции и, вероятно, в Норвегии, то во всех остальных периодах архаического прошлого безраздельно царит Дания. Поражающие воображение богатством и, самое главное, объемом, без преувеличения многокилограммовые клады золотых колец и украшений; великолепные, мастерски выполненные произведения искусства и оружие из бронзы, равнозначные по своей художественной ценности и эффективности с аналогичными синхронными находками из Восточного Средиземноморья; вызывающие восхищение каменные орудия с характерной ретушью и полировкой неолитического времени; богатая и во многом эталонная кремневая индустрия мезолита – все это Дания.

Неудивительно, что именно на этой земле родилась европейская археологическая наука. Именно датчане стали родоначальниками и законодателями мод как в том, что именуется полевой археологией (то есть в практике проведения непосредственных полевых исследований), так и в области теории археологии; а это повлекло за собой становление научной теории развития первобытного общества в целом. Оперируя привычными и понятными нам терминами "каменный век", "бронзовый век", "железный век", мы должны помнить, что в научный оборот они были введены именно с легкой руки нескольких великих датчан, живших в XIX столетии.

Именно об этом и повествует книга Оле Клиндт-Йенсена. Она удачно сочетает в себе рассказ о блестящих находках, являющихся гордостью Дании и датской науки, с детальным и предельно образным воссозданием того контекста, в котором эти вещи "жили" много тысячелетий или веков назад. Клиндт-Йенсен принадлежит к числу исследователей, совершенно справедливо полагающих, что извлечением из земли предмета, его описанием, изучением и помещением в соответствующую графу огромной таблицы древностей труд археолога не заканчивается. На самом деле это только начало большой и кропотливой работы по воссозданию "доисторической истории", сравнимой с деятельностью детектива или криминалиста, разведчика и дешифровщика, когда по отдельным разрозненным фактам и намекам, косвенным обстоятельствам и догадкам перед нами начинает разворачиваться картина давно ушедшего прошлого. В результате вместо куска кремня, бронзового топора или следов давно истлевших столбов, поддерживавших некогда крышу давно исчезнувшего дома, перед нами встает фрагмент насыщенной звуками и запахами – не говоря уже о визуальных образах – жизни людей отдаленной эпохи, о которых, как выясняется, мы можем узнать почти всё (для не столь отдаленных времен – иногда даже их имена). Для археологии такой результат – работа даже не на "отлично": адекватных оценок в шкале просто не существует. Одновременно это ответ на те возражения, которые в XX веке высказали сторонники "чистой археологии": возражения, сводимые к тому, что археолог обязан лишь выстраивать типологию вещей, не анализируя стоящей за ними живой истории. Как представляется, эта книга является исчерпывающим ответом адептам подобных идей.

Помимо блестящего и сбалансированного рассказа о прошлом Дании автор уделяет большое внимание становлению датской археологической науки и тем этапам, которые она прошла. Учитывая, что имена Ворсо, Мюллера и Томсена для археологии значат примерно то же самое, что имя Дарвина для эволюционной теории или Менделеева – для химии, эта часть книги представляет собой самоценное произведение. Не менее интересна и последняя глава, в которой рассмотрена история охраны археологических памятников в Дании. По сути дела, уже в середине XIII столетия страна получила первые прецеденты законодательных актов, отражающих установление государственного контроля над кладами и находимыми в земле древностями (обнаружение которых, судя по всему, было весьма частым явлением). Это дает нам основание рассматривать Данию в качестве обладательницы старейшего кодекса о защите культурного наследия, хотя изначально, разумеется, за этим вряд ли стояло что-то большее, нежели желание королей наложить руку на драгоценные, необычные и редкие находки, пользуясь своим освященным традицией и законом правом. Однако результат оказался налицо: концентрация археологических памятников на единицу площади и на душу населения в Дании впечатляет, и это – следствие не только общего богатства страны археологическим материалом, но и весьма бережного и внимательного отношения власти к наследию своего народа на протяжении многих веков.

Оле Клиндт-Йенсен относится к числу наиболее ярких и значимых датских исследователей второй половины XX столетия. Его перу принадлежит ряд как сугубо научных, так и популярных монографий, а также множество статей, посвященных преимущественно эпохе викингов, но, кроме того, затрагивающих наиболее существенные моменты истории предшествующего периода. Особой темой в исследованиях автора всегда остается искусство разных периодов скандинавской истории. Стоит отметить, что в 1950-1960-х годах сложился и оформился своеобразный творческий союз Оле Клиндт-Йенсена и его британского друга и коллеги – Дэвида-Марии Вильсона. Плодотворное сотрудничество двух талантливых историков, археологов и популяризаторов науки вылилось в ряд совместных публикаций, из которых большой интерес представляет вышедшая в 1966 году совместная монография "Искусство викингов". В случае с "Данией до викингов" Д.-М. Вильсон выступил в качестве переводчика, подготовив английский текст книги.

Несмотря на солидный возраст книги – а она впервые была издана в 1957 году – ни одно из концептуальных положений, высказанных в ней, не устарело и не было опровергнуто. Дальнейшее развитие получили тенденции комплексности археологических исследований, позволяющие всесторонне воссоздавать контекст археологического памятника. Если во времена написания книги проведение спорово-пыльцевого анализа, химические и биологические исследования, сопровождающие полевую работу, а также привлечение других естественнонаучных методик проходили по разряду чрезвычайно желательных, то сегодня они являются обязательными, что позволяет детально реконструировать все мельчайшие подробности ландшафтных характеристик изучаемого местообиталища, а также "ловить" многочисленные и важные подробности, теряющиеся без применения подобных методик. Есть в книге высказывания, с которыми порой хочется поспорить. Так, упоминаемая автором как нечто аксиоматичное теория превращения римского письма в рунический алфавит даже в датской рунологической литературе на сегодняшний момент не является господствующей, выступая лишь в качестве одного из возможных сценариев рождения феномена рун (1). Однако в общем и целом труд мэтра датской археологии сохраняет свою актуальность и по сей день.

Подборка литературы, приведенная в конце книги, представляет собой отличное подспорье для заинтересовавшихся данной тематикой, тем более что многие из приведенных в ней книг стали частью золотого фонда мировой археологической литературы и относительно доступны даже в российских библиотеках – в частности, работы Й. Брендстеда и X. К. Брохольма. Кроме того, следует указать читателю на блестящие публикации всех четырех знаменитых "болотных находок", принадлежащие К. Энгельхардту (2). Из относительно недавней литературы стоит упомянуть два сборника статей, дающих панорамное представление о новейшей проблематике различных эпох истории Дании и сопредельных пространств. Это – материалы проходившего в Роскилле семинара, посвященного аспектам морской истории Севера (3), а также чрезвычайно интересный сборник "От племени к государству в Дании", вышедший в Орхусе (4). Кроме того, отметим посвященную относительно более позднему, но смежному периоду монографию выдающегося датского археолога Клауса Рандсборга (5).

Надеемся, что русское издание книги Оле Клиндт-Йенсена позволит отечественному читателю удовлетворить закономерный интерес к ярчайшей и самобытной культуре архаической Дании и послужит формированию более отчетливой картины доисторического прошлого Европы и всего человечества.

Хлевов А. А.

Примечания

1. См. Moltke E. The runes and their origin: Danemark and elsewhere. Kopenhagen, 1985; Morris R. L. Runic and Mediterranean epigraphy. Odense, 1988.

2. "Kragehul Mosefund. 1751-1865" (Kjøbenhavn, 1867), "Nydam Mosefund. 1859-1863" (Kjøbenhavn, 1865), "Thorsbjerg Mosefond" (Kjøbenhavn, 1863), "Vimose fundet" (Kjøbenhavn, 1869).

3. Aspects of Maritime Scandinavia AD 200-1200. Proceedings of the Nordic Seminar on Maritime Aspects of Archaeology. Roskilde, 1989.

4. Fra Stamme til Stat i Danmark. Jernalderens stammesamfund, Jysk Arkæologisk Selskabs Skrifter. Aarhus, 1988.

5. "The Viking age in Denmark: The formation of a state" (London, 1980).

ОГЛАВЛЕНИЕ

???????@Mail.ru Rambler's Top100



по максимуму эффективная наружная реклама
Hosted by uCoz