Древнеанглийская поэзия

КИТ

 

Еще о злосчастной

я возвещу о твари

из роды рыбьего,

что рыщет в море,

стих, коль сил достанет,

о ките могучем.

Часто его величают

причиной бедствий,

5

губителем злобесным

корабельщиков-мореходов

и прочего люда;

лютого именуют

Фаститокалон – исконный

морской он житель.

Вблизи, как земь,

он показаться может

вершиной шершавой,

возвышающейся над водами,

10

островом с отмелью,

водорослью поросшей,

как пристанище для усталых

скитальцев моря,

для мореходов, –

они охотно

чалят сначала

челны высокогрудые

к этой суше,

не сущей и вероломной,

15

морских под скалами

коней привязывают,

а после вступают

без опаски на берег,

души доблестные, –

на воде остаются

челны, причаленные

к песчаной отмели, –

потом скитальцы

усталые располагаются,

20

без страха странники

костры раскладывают,

огни зажигают

по берегам высокие,

пламя запаляют

люди и радуются,

дорогой изнуренные

роздыху долгожданному.

Но чуть он почует,

враг злочинный,

25

что убежище корабельщики

на горбе его устроили

и ночлегом располагаются,

о погоде радуясь,

тут камнем он канет

в морские волны,

топит пришельцев, спешит в пучину

жадный житель моря,

погружаясь, уносит

30

в бездну добычу,

в обитель смерти,

и ладьи, и Ладейщиков.

У злодейных духов

таковы же повадки,

у тварей диавольских:

умело злонамеренные

обманывают человека,

дело доброе

в недоброе обращая,

35

бесчестят несчастливых,

чтобы те, отчаявшись,

пали и возопили

о помочи к недругам,

вражье избравши

житье неправедное.

И чуть почувствует

чудище по жгучей

боли в горбине,

что корабельщики некие,

40

мужи дружинные

расположились надолго

вдоль боков его покатых,

тогда злокозненный

жизнесокрушитель

уничтожает грешных,

преступных и нечестивых,

тех, что злодейством

здесь ему угождали,

и нежданно, покрывшись

45

шлемом-невидимкой,

в бездонную пучину,

за тьму туманную

смертных уносит

в пекло пламенное,

как мореплавателей

с морскими конями

кит могучий

губит негаданно.

И другая у гордого

50

есть повадка необыкновенная,

у водоплавающего:

когда его в море

мучит голод,

когда поснедать

чудовище ищет,

пасть распахивает

пастырь океанский,

и запах несказанный

из зева его исходит,

55

из утробы, прекрасный,

и рыбье племя,

твари водные

плывут издалека,

морские, взыскавшись,

откуда сладкое

исходит благоуханье,

и охотно они вплывают

толпой беспечной

в пасть разверстую,

60

пока не наполнится,

тогда смыкаются

губы гибельные

за богатой добычей,

челюсти чудищные.

Так же часто

и с человеком бывает:

весь век он смотрит

на жизнь с небреженьем

и бежать не хочет

65

от соблазнов разных,

от желаний суетных,

от злохитрого благоухания,

в грехах погрязший

перед чудовладычным;

когда же скончаются,

враг проклятый

ад раскроет

всем, кто суетным

весельем плоти

70

наслаждался бездумно

по недоброму наущенью:

так искусный лукавец

завлекает многих

в бездну, злобесный,

в обитель огненную,

всех, кто усердно

силе диавольской

служил грехами

и охотно при жизни

75

Внимал в этом мире

Злонамеренным его советам,

А после за падшими

Пасть смыкается,

Челюсти чудищные,

Крепчайшие створы

Врат адских;

И нет возврата,

Путь закрыт попятный

Тем, кто попался,

80

как рыбам неосторожным,

что рыщут в море,

изо рта китового

уйти невозможно.

И здесь нам должно

.....

бога божьего,

и биться с диаволами

словом и делами,

чтобы славу увидеть

85

дивновладычного;

здесь да будем,

в жизни быстротекущей,

искать спасения,

дабы с любимым

в обители небесной

пребывать во славе

всевековечно.

 

Стихотворение относится к древнеанглийскому Бестиарию. Так называют сборники, получившие в средние века чрезвычайную популярность. Они восходят к эллинистической египетской традиции. Рассказы о внешнем облике и повадках животных, нередко баснословные, получают в бестиарии символическое христианское истолкование. Древнеанглийский Бестиарий включает три стихотворения: о Пантере, Ките и Куропатке (от последнего сохранился лишь небольшой фрагмент), имеющие прямой источник в латинском "Физиологе" (Physiologus, рукопись VIII-IX вв.). первоначально предполагалось, что эти три стихотворения представляют собой лишь отрывок несохранившегося "полного" Бестиария, но современные исследователи видят в них композиционное единство (Krapp-Dobbie, vol. III, p. L-LI). Пантера, Кит и Куропатка суть животные земли, воды и воздуха. В первом из упомянутых стихотворений дается фантастическое описание переливающейся всеми цветами Пантеры, которая имеет обыкновение погружаться после трапезы в трехдневный сон, а пробуждаясь, испускает громкий рев, на который идут все звери. Пантера, как разъясняется в стихотворении, символизирует Христа, ее сон и пробуждение должный пониматься как смерть и воскресение Христа. В приводимом стихотворении описывается Кит, символизирующий сатану. Распространенный сказочный мотив – кит, принимаемый моряками за остров, – смешивается здесь с христианскими легендами о дьявольских чудищах. Ср. в качестве поздней параллели к "Киту" описание Левиафана в "Потерянном Рае" Мильтона (ст. I, 200-206), где этой чудовище сравнивается с сатаной.

 

7 Фаститокалон. – Искаж. греч., обычно толкуемое как "морская черепаха", ср. лат. aspido-trestudo. Приведем начало латинского стихотворения из "Физиолога": "Есть морское чудище, называемое по-гречески aspidochelone, т. е. кит. Кит огромен и его кожа покрыта песком, вроде того, какой бывает на морском берегу. Спина чудовища так высоко поднимается над морскими волнами, что мореходы, обманываясь, принимают его за остров" (Allen-Calder, p. 160).

15 морские кони – корабли.

76-78 …а после за падшими… врат адских… – Адские Врата в виде чудовищных челюстей – образ, распространенный в средневековом искусстве, ср. одну из миниатюр в Кодексе Юниуса: Kennedy Ch. The Earliest English Poetry, p. 307.

ОГЛАВЛЕНИЕ

???????@Mail.ru

Rambler's Top100



Hosted by uCoz