ПРЕДИСЛОВИЕ

"Невелико число средневековых историков, которые так выделялись бы в отношении значительности передаваемых событий, ясности, откровенности оценок, а также знания письменных источников и добросовестности в использовании устной традиции, как магистр Адам Бременский" (1). Этими словами начинает свое предисловие к первому научному изданию "Деяний" (1848 г.) его автор – Иоганн Лаппенберг.

Действительно, Адам Бременский является выдающимся средневековым писателем, и интерес к его сочинению "Деяния архиепископов Гамбургской церкви" (Gesta Hammaburgensis ecclesiae pontificum) не угасал со времени написания (между 1072 и 1076 гг.) вплоть до наших дней. Хроника – а именно к этому жанру относят труд Адама большинство исследователей – переведена почти на все европейские языки (2). Классическим считается то ее издание, которое было выполнено в начале XX в. крупным немецким историком Бернардом Шмайдлером и которое во многом отличается от всех предыдущих (3). Шмайдлеру же принадлежит солидное исследование об Адаме Бременском (4).

Адама наряду с Гельмольдом и Арнольдом Любеским относят к восточногерманским историкам. Как справедливо замечает О.Л.Вайнштейн, эти авторы, "находясь на окраине германского... мира, больше всего интересовались теми странами и народами, которые являлись объектами христианизации" (5). Кроме того, существовала прямая преемственность между сочинениями этих трех писателей. Более 20 глав "Славянской хроники" Гельмольда (ум. 1177) заимствованы из "Деяний" Адама Бременского. Арнольд Любекский (ум. 1212), в свою очередь, даже не меняя названия, продолжает труд Гельмольда.

О жизни Адама Бременского известно очень мало. Видимо, он происходил из Верхней Саксонии, что по следам верхнегерманского диалекта в языке его сочинения определил еще автор одной из схолий (схолия 145). Судьба Адама связана с именем гамбург-бременского архиепископа Адальберта (1043-1072), знаменитого тем, что в начинавшейся борьбе за инвеституру он поддерживал императорскую власть и некоторое время был членом регентского совета при малолетнем Генрихе IV. Адальберт принадлежавший к графскому роду Веттинов, укреплял свой авторитет, приглашая в Бремен клириков из родного края, в их числе и оказался Адам. В 1068 г. он стал каноником Бременского кафедрального собора (Gesta, III, 4; 53), а в 1069 г. получил звание магистра-преподавателя свободных наук. Адам провел какое-то время при дворе датского короля Свейна II (1047-1074), ставшего для него важным источником сведений о Северной Европе (Gesta, III 53). Умер Адам Бременский, видимо, после 1081 г. (6).

История сочинения Адама темна не менее, чем жизнь его автора. По предположению Шмайдлера, которое, однако, оспаривают другие исследователи (7), существовали две редакции текста "Деяний": первая была составлена Адамом на несколько лет раньше второй, включившей в себя ряд поправок и дополнений. К этим редакциям, согласно выдвигаемой гипотезе, восходят различные рукописные традиции, т.е. группы рукописей, известных современным историкам.

Особую проблему для издателей Адама Бременского представляли схолии, или приписки на полях. Как известно, средневековые сочинения, происходившие из церковной среды, зачастую создавались в одном или нескольких экземплярах. Кодексы, содержавшие эти сочинения, хранились в монастырских библиотеках, где многие поколения монахов читали их, оставляя на полях (бывших довольно широкими) свои приписки, которые уточняли исходный текст, дополняли его или содержали мысли, возникшие у читателя при чтении того или иного места. Эти приписки получили название схолий.

Нередко схолии дописывали и сами авторы сочинений при редактировании своих книг (это верно и в случае с "Деяниями" Адама Бременского). Таким образом, с прошествием времени тексты средневековых сочинений обрастали более или менее многочисленными приписками. Когда же исследователи нового времени приступали к изданию средневековых трудов, они извлекали схолии из дошедших рукописей, нумеровали их и публиковали рядом с теми главами, к которым они были приписаны. Итак, схолии к сочинению Адама дошли до нас в разрозненном и фрагментарном виде, что ставит перед историками вопросы, кем, когда и к какой главе "Деяний" была приписана та или иная схолия, а также как следует восстанавливать приписки, текст которых сохранился лишь частично. Эти задачи были решены Лаппенбергом и Шмайдлером настолько по-разному, что их издания сильно расходятся в нумерации и содержании схолий.

Композиционное построение хроники Адама Бременского также вызывало споры среди исследователей. Эти споры касались прежде всего того, какое место изначально занимал элемент текста, возможно, написанный не самим Адамом (8) и известный как "Деяния архиепископа Адальберта" (9): стоял ли он в конце третьей книги сочинения или в конце всего сочинения перед эпилогом (10).

В целом же структура "Деяний" такова. Хроника состоит из четырех книг, общим объемом около 200 страниц печатного текста. Основному повествованию предпослано прозаическое предисловие, а заканчивает труд стихотворный эпилог (61 строка гекзаметром). Как предисловие, так и эпилог обращены к предполагаемому заказчику и главному адресату сочинения – гамбург-бременскому архиепископу Лиемару.

Первая книга "Деяний" начинается с описания географии Восточной Германии и происхождения племени саксов (гл. 1-10). Далее и вплоть до конца третьей книги последовательно излагается история Гамбург-Бременской епархии начиная с первого бременского епископа Виллехада (начало IX в.) и заканчивая смертью патрона Адама архиепископа Адальберта (1072 г.), изображению достоинств и недостатков которого отведено особое место (большая часть третьей книги).

Наиболее знаменита четвертая книга сочинения, получившая название "Описание северных островов" (Desсriptio insularum aquilonis) (11). Она представляет собой напрямую не связанное с основным текстом сочинения описание Дании, Балтийского моря, Швеции, Норвегии, Исландии, Фарерских и Оркнейских островов, Гренландии и северного побережья Америки, колонизированного скандинавами. Говоря о каждой из стран, Адам Бременский поочередно останавливается на ее географии, самых ярких особенностях населяющего ее народа, политической истории, языческих верованиях, перспективах обращения в христианство. "Описание" венчает проводимую на протяжении всего труда главную идею Адама: автор как бы увещевает своего адресата – Лиемара: "Посмотрите, сколь много народов относится к ведению Гамбург-Бременского архиепископства и сколь самоотверженно обращали их в христианство Ваши предшественники, так пусть же обилие не до конца крещеных земель и пример святых проповедников вдохновляет Вас и Ваших последователей на деятельность по дальнейшему распространению христианства среди язычников".

Особая историческая ценность "Деяний архиепископов Гамбургской церкви" в том, что по ходу повествования Адам Бременский впервые в европейской историографии сообщает ряд важнейших сведений по истории и культуре скандинавов, а также поморских и полабских славян. Эти сведения Адам получал в основном из устных источников: он неоднократно ссылается на рассказы купцов и миссионеров, посещавших описываемые им земли; кроме того, особо важными представляются свидетельства датского короля Свейна II (Эстридсена), "по должности" лучше других осведомленного о различных событиях своего времени и, судя по частым ссылкам, бывшего одним из главных информаторов Адама. Сведения о скандинавах и славянах, приводимые в "Деяниях", не представляют особого значения лишь в той своей части, где Адам, как это делало большинство средневековых хронистов, пересказывает или переписывает сообщения (зачастую басни) позднеантичных и раннесредневековых историков – Марциана Капеллы, Солина, Макробия, Орозия, Беды.

Для нас особенно интересны известия Адама об областях, составляющих современную Швецию (12). Он рассказывает о расселении племен, их занятиях, образе жизни, организации власти, языческих верованиях и отношении к христианству. Можно видеть, что деятельность христианских миссионеров в Швеции во времена Адама имела гораздо больший успех, чем в те времена, о которых повествует "Житие св. Ансгария". В Скаре и Сигтуне уже основаны епископства, обращены в христианство жители Вермланда. Однако в XI в. возникает новый фактор, а именно соперничество в Швеции между двумя миссионерскими потоками, один из которых шел из Северной Германии (Гамбург-Бременское архиепископство), а другой – из Англии (Кентерберийское архиепископство). Влияние английских проповедников особенно возросло после вхождения части Швеции в империю Кнута Великого (это продлилось с 1028 по 1035 г.).

Отрывки из сочинения Адама Бременского уже несколько раз переводились на русский язык (13). Для настоящего сборника сделана подборка всех упоминаний о Швеции, содержащихся в первых трех книгах "Деяний", причем в случаях кратких сообщений приводятся одно-два предложения, передающие основной смысл, а в случае более пространных описаний дается перевод, изредка слегка сокращенный. Вслед за этой сводкой публикуется полный перевод четвертой книги хроники, в которой содержится основной массив сведений о Швеции (гл. 21-29). Вследствие недоступности издания Шмайдлера (см. примеч. 3) перевод выполнен по несколько устаревшему изданию Лаппенберга (Scriptores rerum germanicarum in usum scholarum ex Monumentis Germaniae historicis fecit Georgius Heinricus Pertz. Adami gesta Hammaburgensis ecclesiae pontificum ex recensione Lappenbergii. Hannovera, Impensis bibliopolii Hahniani, 1846), что следует принимать во внимание при обращении к литературе, в которой даются ссылки на те или иные главы и схолии сочинения: совпадение или несовпадение с принятой нами нумерацией будет зависеть от того, на какое из двух изданий ссылается тот или иной автор.

Для Адама Бременского (а также авторов схолий к его сочинению), как и для других средневековых писателей, пожалуй, даже в большей степени, характерно непоследовательное употребление имен собственных: топонимов названий географических пунктов), хоронимов (названий географических племен). При этом число упоминаемых им имен собственных огромно.

Дополнительную сложность составляет то, что для одних и тех же объектов в "Деяниях" употребляются разные названия, которые могут различаться одной-двумя буквами, а могут быть совершенно несхожими. Перечислим основные случаи такого употребления.

1) Норвегия – Nordmannia, Nortmania, Norvegia, Nordvegia, Norgvegia.

2) Норвежцы – Nordmanni.

3) Швеция – Sueonia, Suevonia, Suedia.

4) Шведы – Sueones, Suevones, Suedi.

5) Хедебю (Шлезвиг) – Heidiba, Sliaswig, Sliasvic.

6) Opxyc – Harusa, Arhus, Arhusa.

7) Ютландия – ludlant, ludland.

8) Сигтуна – Sictona, Sictone.

9) Сконе – Sconia, Scone.

Следует особо остановиться на племени скритефингов, о котором Адам Бременский говорит несколько раз, называя его представителей то скритифинами, то скретифиннами и тому подобными именами. В европейской традиции, идущей еще от Тацита, под похожими именами (сритифины у Прокопия Кесарийского, скререфенны у Иордана, скритифинги у Павла Диакона) фигурировали некие народы, обитающие на далеком севере и ведущие первобытный образ жизни. Постепенно по ходу расширения географических знаний эти племена стали отождествлять с саами (лопарями), что и делает Адам. Равным образом у Адама Бременского можно встретить одинаковые названия для разных племенных групп (в 28-й главе первой книги он путает готов и ётов) или городов (в 111-й схолии Лондон и Лунд именуются одинаковым словом Lundona).

Все перечисленные сложности усугубляются тем, что некоторые германские по своему происхождению имена собственные Адам склоняет по латинскому склонению, а некоторые по немецкому (т.е., разумеется, в соответствии с законами того диалекта будущего немецкого языка, на котором он говорил). В качестве примеров можно привести датские топонимы Рибе и Орхус, первый из которых обычно склоняется в тексте "Деяний" по первому латинскому склонению (Им. п. Ripa, Вин. п. Ripam), а второй получает винительный падеж на -an (Arhusan) по немецкому типу.

При передаче имен собственных на русский язык мы придерживались следующих принципов. Все топонимы, хоронимы, антропонимы и этнонимы даже в случае несовпадения одной буквы передавались буквально в соответствии с традиционными правилами передачи латинских слов на русский. Все различия в склонении (латинский или немецкий вариант) в переводе не отражены. Все "темные" термины, т.е. такие, понимание которых требует особого исследования (одно из подобных исследований указано в библиографии: Svennung J. Belt und baltisch...), также передавались буквально. Интерпретацию значительной части терминов можно найти в сносках, причем исходные формы этих терминов в сводке указываются в круглых скобках, а в тексте четвертой книги – в сносках.

Пользуюсь приятной возможностью выразить свою признательность Д.А.Дрбоглаву и А.В.Назаренко, которые сделали существенные замечания по переводу четвертой книги "Деяний".

ОГЛАВЛЕНИЕ



Нашел торшеры интернет магазин здесь
Hosted by uCoz