Круг Земной

САГА О ХАРАЛЬДЕ СЕРАЯ ШКУРА

I

После смерти Хакона конунга Норвегией стали править сыновья Эйрика. Из них Харальд пользовался наибольшим почетом. Он был старшим из тех, кто оставался в живых. Гуинхильд, их мать, много вмешивалась в управление страной. Ее называли Матерью Конунгов. В стране были тогда такие правители: Трюггви сын Олава на востоке страны, Гудрёд сын Бьёрна в Вестфольде, Сигурд, хладирский ярл, в Трандхейме. А сыновья Гуннхильд правили серединой страны. В первую зиму сыновья Гуннхильд сносились через гонцов с Трюггви и Гудрёдом, и было договорено, что Трюггви и Гудрёд получат от сыновей Гуннхильд такую же часть государства, какую они раньше получили от Хакона конунга.

Одного человека звали Глум сын Гейри. Он был скальдом Харальда конунга и очень доблестным мужем. Он сочинил такую вису после смерти Хакона:

Мстя за брата в рати,

Пролил кровь на славу

Харальд. Тьма героев

Там лежать осталась.

Дал напиться волку

Хаконовой крови

Грозный князь. В заморье

Вы сталь обагряли.

Эта виса всем очень понравилась, но когда Эйвинд сын Финна узнал об этом, он сочинил вису, о которой было сказано раньше. Эта виса тоже пользовалась успехом. Но когда Харальд конунг узнал об этом, он счел Эйвинда заслуживающим смертной казни. Друзья того и другого помирили их тем, что Эйвинд должен был стать его скальдом, как он раньше был скальдом Хакона конунга. Они были близкими родичами, так как матерью Эйвинда была Гуннхильд, дочь ярла Хальвдана, а ее матерью была Ингибьёрг, дочь конунга Харальда Прекрасноволосого. Эйвинд сочинил тогда вису о Харальде конунге:

Длань в тот день не дрогнула,

Стража Хёрдаланда,

Когда били стрелы

В грудь и луки гнулись.

Знаю, как, железом

Звеня остролезым,

Утолял ты в поле

Голод волка, Харальд.

Сыновья Гуннхильд сидели большей частью в середине страны, так как жители Трандхейма и Вика казались им ненадежными – они были самыми верными друзьями Хакона конунга, и в этих частях страны было много могущественных людей. Люди старались помирить сыновей Гуннхильд с Сигурдом ярлом, так как сыновья Гуннхильд не получали никаких податей из Трандхейма, и в конце концов они помирились, конунги и ярл, и дали друг другу клятвы. Сигурд ярл должен был получить от них такую же власть в Трандхейме, какую он раньше имел от Хакона конунга. Итак, можно было считать, что они помирились.

Все сыновья Гуннхильд слыли скупыми, и говорили, что они закапывают сокровища в землю. Об этом Эйвинд Погубитель Скальдов сочинил такие висы:

Было время, скалы

Сокольи мы просом

Хрольва украшали

При Хаконе, воин.

Ныне ж помол Меньи

Враг норвежцев в чреве

Матери властителя

Мьёлльнира запрятал.

Были дни, у скальдов

Солнце волн сияло

На горах опоры

Хрунгнира при Хаконе.

Ныне солнце дола

Ресниц Фуллы в теле

Матери Вингтора

Всесильные скрыли (1).

Услышав об этих висах, Харальд конунг вызвал Эйвинда к себе. Когда Эйвинд явился к нему, Харальд стал упрекать его и назвал его своим недругом.

– Не подобает тебе, – сказал он, – проявлять неверность ко мне. Ведь ты на моей службе.

Тогда Эйвинд сказал вису:

Одному владыке

Прежде был я предан.

Стану ли под старость

К третьему стремиться?

К вашей гриди, княже,

Я пристал. Не стану

Играть двумя щитами (2).

Клонит старость скальда.

Харальд конунг потребовал, чтобы ему было предоставлено решение их дела. У Эйвинда было большое и красивое золотое обручье, которое называлось Мольди. Оно было когда-то давно выкопано из земли. Конунг сказал, что хочет это обручье, и Эйвинду пришлось отдать его. Он сочинил тогда такую вису:

Знать, для нас попутным

Будет твой, владыка

Оленя долины

Сети, ветер Феньи,

Раз, державный княже,

У скальда вы взяли

Ложе рыбы рытвин,

Наследие предков (3).

Эйвинд поехал тогда домой, и не рассказывается, чтобы он после этого еще раз встретился с Харальдом конунгом.

II

Сыновья Гуннхильд приняли христианство в Англии. Когда они, однако, пришли к власти в Норвегии, им не представлялось возможности крестить людей в стране. Но они всюду, где только могли, разрушали капища и мешали жертвоприношениям, чем вызывали ненависть к себе. В их дни кончилось благоденствие в стране, ибо конунгов было много, и у каждого была своя дружина. Им нужно было много средств на содержание, и они были очень алчными. Они не очень соблюдали законы, которые ввел Хакон конунг, разве что эти законы были им на руку. Они все были мужами красивыми, сильными и статными и владели разными искусствами. Глум сын Гейри так говорит в драпе, которую он сочинил о Харальде сыне Гуннхильд:

Дюжиной умений

Дробитель гордился

Драконьей перины,

Меж вождей первейший.

Часто братья жили вместе, но иногда каждый из них жил сам по себе. Они были жестоки и отважны, очень воинственны и обычно одерживали победу.

III

Гуннхильд, мать конунгов, и ее сыновья часто совещались и обсуждали управление страной. Однажды Гуннхильд спрашивает своих сыновей:

– Как вы думаете распорядиться Трандхеймом? Вы носите сан конунга, как носили ваши предки, но у вас мало приверженцев и владений, и вам приходится делить их между собой. В Вике на востоке правят Трюггви и Гудрёд, и у них есть на то известное право в силу их происхождения, но Сигурд ярл правит всем Трандхеймом, и я не знаю, какая необходимость для вас позволять одному ярлу править такой большой частью вашего государства. Мне кажется странным, что вы каждое лето ходите в викингские походы в чужие страны и позволяете ярлу в вашей собственной стране владеть вашим отцовским наследством. Малостью показалось бы Харальду, твоему деду, чье имя ты носишь, лишить какого-то ярла владений и жизни, когда он завоевывал всю Норвегию и потом правил ею до самой старости.

Харальд говорит:

– Лишить Сигурда ярла жизни не так просто, как зарезать козленка или теленка. Сигурд ярл могущественного рода, у него много родичей и друзей, и он умен. Если он узнает, что мы замышляем что-то против него, то, как я подозреваю, все трандхеймцы станут на его сторону. И нам тогда надо ожидать только плохого. Думается мне, что ни одному из нас, братьев, не поздоровится от трандхеймцев.

Тут Гуннхильд говорит:

– Тогда мы должны действовать совсем иначе и пока ничего не предпринимать. Вы, Харальд и Эрлинг, будьте эту осень в Северном Мере. Я тоже поеду с вами. Тогда мы все вместе попробуем что-нибудь предпринять.

Так они и сделали.

IV

Брата Сигурда ярла звали Грьотгард. Он был намного младше, и его меньше уважали. Он не носил почетного звания, но у него была дружина, и он ходил летом в викингские походы и добывал себе богатство. Харальд конунг послал людей в Трандхейм к Сигурду ярлу с подарками и просил их сказать, что Харальд конунг хочет поддерживать с ним такую же дружбу, какую раньше Сигурд ярл поддерживал с Хаконом конунгом. Он просил также ярла приехать к нему, чтобы они могли полностью закрепить их дружбу. Сигурд ярл хорошо принял посланцев и заверил конунга в дружбе, но сказал, что не может приехать к конунгу из-за множества дел, и послал конунгу подарки и заверения в дружбе в ответ на его дружбу. Посланцы уехали и отправились к Грьотгарду с тем же порученьем – заверениями в дружбе Харальда конунга, приглашением к нему и богатыми подарками. Когда посланцы уезжали, Грьотгард обещал приехать. В назначенный день Грьотгард приезжает к Харальду конунгу и Гуннхильд. Его очень радостно встретили. С ним обходились очень дружественно и с ним велись разные тайные разговоры. Речь зашла и о Сигурде ярле, как они раньше договорились, конунг и Гуннхильд. Они внушали Грьотгарду, что ярл сделал его маленьким человеком, уверяли его, что если он войдет в сговор с ними, он станет ярлом и получит все те владения, которые раньше принадлежали Сигурду ярлу. В конце концов они договорились, что Грьотгард должен разведать, когда всего лучше совершить нападение на Сигурда ярла, и даст знать об этом Харальду конунгу. После этого Грьотгард уехал домой, получив от конунга богатые подарки.

V

Сигурд ярл поехал осенью в Стьорадаль и пировал там. Оттуда он поехал на пир в Эгло. При ярле всегда было много народу, так как он не доверял конунгам. Но на этот раз, так как они с Харальдом конунгом дружественно снеслись, при нем было немного людей. Грьотгард дал тогда знать Харальду конунгу, что вряд ли в другой раз представится такой удобный случай напасть на ярла, и в ту же ночь конунги Харальд и Эрлинг отправились по фьорду в Трандхейм. У них было четыре корабля и много людей. Вот они плывут ночью при свете звезд. К ним примкнул Грьотгард, и к концу ночи они были в Эгло, где Сигурд ярл был на пиру. Они подожгли дома и сожгли их и ярла со всеми его людьми. Рано утром они отправились по фьорду в Мёр и долго там оставались.

VI

Хакон, сын Сигурда ярла, был в глубине Трандхейма, когда он узнал, что произошло. Сразу же со всего Трандхейма стали стекаться вооруженные люди. Все корабли, годные для похода, были спущены на воду. Когда войско собралось, Хакон, сын Сигурда ярла, был выбран ярлом и предводителем войска. Затем войско отправилось по фьорду. Узнав об этом, сыновья Гуннхильд отправились на юг в Раумсдаль и южный Мёр. Обе стороны стали разведывать расположение друг друга. Сигурд ярл был убит через два года после смерти Хакона конунга. Эйвинд Погубитель Скальдов в Перечне Халейгов говорит так:

И того,

Кто птиц Грима

Сам поил

Питьем бакланов

Тюра груза, –

Сигурда

Конунги

Сгубили в Эгло.

И господин

Льдины пальца

Был спален

В лихе леса,

Когда вожди

Потомка Тюра,

Обеты поправ,

Убить решили (4).

Хакон ярл удерживал Трандхейм в своих руках три года, так что сыновья Гуннхильд не получали оттуда никаких податей. У него было несколько битв с сыновьями Гуннхильд, и много людей было убито. Об этом говорит Эйнар Звон Весов в драпе Недостаток Золота, которую он сочинил о Хаконе ярле:

Вел в метель булата

Коней вод без счета –

Меч бойца не медлил –

Вождь надежный в клятвах.

Вознес месяц длани

Гримнира, смиряя

Рвенье войнолюбцев

Силой, страж кормила.

Бодрить в ратоборстве

Надо ли отраду

Орла, подстрекая

Его к реву дротов?

Стряхивал с доспехов

Стрелы воин смелый,

За жизнь Рёгнир лязга

Копий храбро спорил.

Много вьюг валькирий

Друг волков изведал.

Добыл в бою землю

В ладу с волей асов (5).

Эйнар упоминает также о том, как Хакон ярл отомстил за своего отца:

Стану славословить

Стража зверя моря:

С мыслию о мести

Подъял меч он в сече.

Проливая ливни

Стрел над вражьей ратью,

Столб дружины множил

Свидурову свиту.

И, смертоубийствен,

Смерч мечей пронесся,

По знаку владыки

Круша жизни бондов (6).

После этого, благодаря посредничеству друзей обеих сторон, состоялось примирение, поскольку бондам надоели война и немирье внутри страны. По совету влиятельных людей заключили такое соглашение: Хакон ярл должен был иметь такую же власть в Трандхейме, какую там раньше имел Сигурд ярл, его отец, а конунги должны были иметь такую же власть, какую раньше имел Хакон конунг. Это соглашение было скреплено клятвами. Тут началась тесная дружба между Хаконом ярлом и сыновьями Гуннхильд, однако не обходилось без того, что временами они строили козни друг против друга. Так прошло еще три года. Хакон мирно правил в своих владениях.

VII

Харальд конунг жил обычно в Хёрдаланде и Рогаланде, также как и большинство его братьев. Часто они жили в Хардангре. Одним летом пришел корабль из Исландии, который принадлежал исландцам. Он был гружен овчинами. Он направился в Хардангр, так как исландцы слышали, что там всего больше народу, но когда люди пришли на корабль, чтобы посмотреть товар, никто не захотел покупать овчины. Тогда корабельщик поехал к Харальду конунгу, потому что он знал его раньше, и рассказал ему о своей неудаче. Конунг сказал, что приедет к нему, и он действительно приехал к нему. Харальд конунг был человек простой и большой весельчак. Он приехал на лодке, полной людьми. Он посмотрел на товар и сказал:

– Не дашь ли ты мне одну из этих серых шкур?

– Охотно, – ответил корабельщик, – и даже не одну. Тогда конунг взял одну овчину и накинул на себя. Потом он вернулся в лодку. И, прежде чем они уплыли оттуда, каждый из его людей купил себе по овчине. Несколько дней спустя на корабль пришло столько людей, хотевших купить себе овчину, что и половине их не хватило товару. С тех пор конунга Харальда стали называть Серая Шкура.

VIII

Хакон ярл поехал одной зимой в Упплёнд на какой-то пир и там разделил ложе с одной женщиной низкого происхождения. И в свое время эта женщина стала беременна. А когда она родила, то это был мальчик. Его окропили водой и назвали Эйриком. Мать принесла мальчика Хакону и сказала, что он его отец. Ярл велел отдать мальчика на воспитание человеку, которого звали Торлейв Мудрый. Он жил в Медальдале. Он был человеком могущественным и богатым и большим другом ярла. Эйрик подавал надежды стать доблестным мужем. Он был очень красив и смолоду статен и силен. Но ярл мало обращал на него внимания. Хакон ярл был тоже очень красив видом. Он был невысок ростом, но силен и владел многими искусствами. Он был умен и очень воинствен.

IX

Одной осенью Хакон ярл поехал в Упплёнд. Когда он въехал в Хейдмерк, его встретили конунг Трюггви сын Олава и конунг Гудрёд сын Бьёрна. Туда приехал также Гудбранд из Долин. Они собирались вместе и подолгу беседовали друг с другом, и порешили, что каждый из них должен поддерживать дружбу с другим. После этого они расстались. Каждый из них поехал в свои владения.

Об этом узнали Гуннхильд и ее сыновья и стали подозревать, что те строили заговор против конунгов. Они часто говорили об этом между собой. Весной Харальд конунг и Гудрёд конунг, его брат, объявили, что они отправляются летом в викингский поход на запад за море или в восточные страны, как у них было в обычае. Они собирают дружину, спускают корабли на воду и снаряжаются. А когда шел прощальный пир, то пили много пива и велись разные речи. Началось сравнение мужей друг с другом, и стали говорить и о конунгах. Один человек воскликнул, что Харальд конунг во всем превосходит своего брата. Тогда Гудрёд очень рассердился и сказал, что он ни в чем не уступит Харальду и готов помериться с ним силами. Тут оба они разъярились и стали вызывать друг друга на бой, и схватились за оружие. Но люди умные и менее пьяные остановили их и стали между ними. Оба отправились на свои корабли, но теперь не было надежды на то, что они пойдут в поход вместе.

Гудрёд поплыл на восток вдоль берега, а Харальд вышел в открытое море и сказал, что он собирается на запад за море. Но когда он выплыл за острова, он направился на восток по открытому морю за островами. Гудрёд конунг поплыл по обычному пути на восток в Вик и дальше на восток через Фольд. Он послал гонца Трюггви конунгу, чтобы тот выехал ему навстречу, и они тогда вместе отправятся летом в поход в восточные страны. Трюггви конунг принял предложение доверчиво. Он слышал, что у Гудрёда небольшая дружина. Он отправился ему навстречу, и у него была всего одна ладья. Они встретились к западу от мыса Сотанес у Веггира. Когда они вступили в переговоры, люди Гудрёда набросились на Трюггви конунга и убили его и вместе с ним двенадцать его людей. Он лежит в кургане, который называется Могила. Трюггви.

X

Харальд конунг держался далеко от берега. Он вошел в Вик и ночью пристал в Тунсберге. Тут ему стало известно, что Гудрёд конунг (7) отправился на пир недалеко оттуда. Харальд конунг направился туда со своими людьми, они приехали ночью и окружили дом. Гудрёд и его люди выбрались из дома, но их сопротивление было коротким. Гудрёд конунг погиб, и много людей вместе с ним. После этого Харальд конунг отправился домой, чтобы встретиться с Гудрёдом, своим братом. Теперь они подчинили себе весь Вик.

XI

Конунг Гудрёд сын Бьёрна хорошо женился. У них с женой был сын, которого звали Харальд. Он был отослан на воспитание в Гренланд к Хрои Белому, лендрманну. Сыном Хрои был Храни Путешественник. Он и Харальд были сверстники и названые братья. После смерти Гудрёда, его отца, Харальд, которого звали Гренландцем, бежал сначала в Упплёнд, и с ним его названый брат Храни и еще кое-кто. Там он прожил некоторое время у своих родичей. Сыновья Эйрика выслеживали людей, которые были их врагами, и особенно тех, которые могли надеяться на успех. Родичи и друзья Харальда Гренландца советовали ему покинуть страну. Тогда Харальд поехал на восток в Швецию, чтобы примкнуть там к людям, которые ходят в походы и добывают себе богатство. Харальд был очень доблестным мужем. Одного человека в Швеции звали Тости, он был в той стране самым могущественным и знатным человеком из тех, кто не был конунгом или ярлом. Он был очень воинствен и постоянно ходил в походы. Его прозвали Скёглар-Тости (8). Харальд Гренландец примкнул к Тости и ходил с ним летом в викингский поход, и показал свою доблесть. Харальд остался на зиму у Тости. Дочь Тости звалась Сигрид. Она была молодая и красивая, но очень властная. Она была потом выдана за конунга шведов Эйрика Победоносного, и сыном их был Олав Шведский, который был конунгом в Швеции. Эйрик умер от болезни в Уппсале десять лет спустя после смерти Стюрбьёрна.

XII

Сыновья Гуннхильд набрали в Вике большое войско и отправились на север вдоль берега, собирая людей и корабли из каждого фюлька. Они открыто говорили, что направляются на север в Трандхейм против Хакона ярла. Об этом услыхал ярл, и он собрал войско и корабли. Но услыхав, какое большое войско у сыновей Гуннхильд, он направился со своим войском на юг в Мёр, разоряя по пути побережье и убивая много народа. Затем он отослал назад войско трандхеймцев и всех бондов и отправился походом вдоль обоих Мёров и Раумсдаля, а его разведчики к югу от мыса Стад доносили ему о войске сыновей Гуннхильд. Узнав, что они уже во Фьордах и ждут попутного ветра, чтобы плыть на север, огибая мыс Стад, Хакон ярл вышел в открытое море к северу от мыса Стад и поплыл так далеко от берега, что с берега не было видно его парусов. Так он поплыл на восток вдоль берега и достиг Дании. Затем он поплыл в восточные страны и летом воевал там. А сыновья Гуннхильд направились со своим войском на север в Трандхейм и долго оставались там, взымая подати и налоги. В конце лета они оставили там Сигурда Слюну и Гудрёда, а Харальд и другие братья отправились на восток страны, с войском, которое сопровождало их летом.

XIII

Хакон ярл поехал осенью в Хельсингьяланд и вытащил там свои корабли на берег. Затем он пустился по суше через Хельсингьяланд и Ямталанд и дальше на запад через Кьёль и вниз в Трандхейм. К нему сразу же стеклись люди, и были снаряжены корабли. Когда об этом узнают сыновья Гуннхильд, они садятся на свои корабли и пускаются по фьорду в море. Хакон ярл направился в Хладир и провел там зиму, а сыновья Гуннхильд сидели в Мере. Обе стороны совершали набеги друг на друга и убивали людей друг у друга. Хакон ярл продолжал править в Трандхейме и большей частью проводил там зиму, а летом он иногда отправлялся на восток в Хельсингьяланд, спускал на воду свои корабли и ходил походом в Восточные Страны, а иногда оставался в Трандхейме и держал наготове свое войско, и тогда сыновья Гуннхильд не показывались к северу от мыса Стад.

XIV

Харальд Серая Шкура поплыл одним летом со своим войском на север в Страну Бьярмов и совершал там набеги и дал большую битву бьярмам на берегах Вины. Харальд конунг одержал победу и перебил много народу. Он совершал набеги по всей стране и взял огромную добычу. Об этом говорит Глум сын Гейри:

Вождь наипервейший

Задал жару бьярмам,

В селенье на Вине

Княжья сталь сверкала.

Сей поход победный

Державному славу

Стяжал. Стойко княжич

В метели стрел дрался.

Конунг Сигурд Слюна приехал в гости к Клюппу херсиру. Клюпп был сыном Торда, сына Хёрда-Кари. Это был могущественный и знатный муж. Клюппа не было дома, но Алов, его жена, хорошо приняла конунга. Пир был на славу, и на нем много пили. Алов, жена херсира Клюппа, была дочерью Асбьёрна и сестрой Железного Скегги с севера из Ирьяра, а Асбьёрн был братом Хрейдара, отца Стюркара, отца Эйндриди, отца Эйнара Брюхотряса.

Конунг пошел ночью к ложу Алов и лег с ней против ее воли. Потом конунг уехал. Следующей осенью Харальд конунг и Сигурд, его брат, поехали в Вере и созвали там тинг бондов. На этом тинге бонды набросились на них и хотели их убить, но они спаслись и пустились прочь. После этого Харальд конунг отправился в Хардангр, а Сигурд конунг – в Альрексстадир. Когда об этом узнает Клюпп херсир, он собирает родичей, чтобы напасть на конунга. Предводителем их был Вемунд Костолом. Приехав в Альрексстадир, они набросились на конунга. Клюпп пронзил мечом конунга, и тот сразу умер, но тут же Эрлинг Старый сразил Клюппа.

XV

Конунг Харальд Серая Шкура и Гудрёд конунг, его брат, собрали на востоке страны большое войско и направились с этим войском на север в Трандхейм. Когда об этом узнал Хакон ярл, он тоже собрал себе войско и отправился в поход на юг в Мёр. Там был тогда Грьотгард, его дядя. Сыновья Гуннхильд поручили ему оборону страны. Он собрал войско, как конунги приказали ему через гонцов. Хакон ярл направился ему навстречу и сразился с ним. Тут погиб Грьотгард и два ярла с ним и много другого народа. Об этом говорит Эйнар Звон Весов:

Грозен, бил булатом

Врага Рёгнир брани. –

Влага рога Грима

Пролилась отселе –

Был народоправен

Прославлен, поправший

Трех храбрейших ярлов

В грозе костров Трота (9).

Потом Хакон ярл вышел в море и поплыл на юг вдоль побережья за островами. Он приплыл в Данию и отправился к Харальду сыну Горма, конунгу датчан. Его там хорошо приняли, и он оставался там зиму. Там был тогда у датчан человек по имени Харальд. Он был сыном Кнута сына Горма и племянником Харальда конунга. Он как раз вернулся из викингского похода. Он долго был викингом и взял огромную добычу. Его называли Золотой Харальд. Считалось, что он вполне может стать конунгом в Дании.

XVI

Харальд конунг и его братья направились со своим войском на север в Трандхейм и не встретили там никакого сопротивления. Они собрали там налоги и подати и все доходы конунга и заставили бондов заплатить большой выкуп, так как конунги долгое время получали мало денег с Трандхейма, пока Хакон ярл был там с большим войском и воевал с конунгами. Осенью Харальд конунг отправился на юг страны с большей частью того войска, которое было оттуда, а Эрлинг конунг со своим войском остался. Он донимал бондов большими поборами и сильно притеснял их, а бонды очень роптали и плохо переносили эти тяготы. Зимой бонды собрались вместе, и это была большая рать. Они пошли на Эрлинга конунга, в то время как тот был на пиру у кого-то, и сразились с ним. Тут Эрлинг конунг погиб, и много народу вместе с ним.

Когда сыновья Гуннхильд правили Норвегией, был большой голод, и он становился тем больше, чем дольше они правили страной, и причина здесь их жадность и то, что они очень притесняли бондов. В конце концов, дошло до того, что почти повсюду в стране был недостаток зерна и рыбы.

В Халогаланде был такой большой голод и такая засуха, что хлеб там почти не родился, и в середине лета снег еще лежал по всей земле, и скот не выпускали из хлева. Эйвинд Погубитель Скальдов сказал, когда он однажды вышел из дома и была вьюга, так:

Снежит среди лета.

Мы, как финны, ланей,

Лакомых до лыка (10),

Оставили в стойлах.

Эйвинд сочинил драпу о всех исландцах, а они вознаградили его так: каждый бонд дал ему деньгу. Она весила три серебряных пеннинга (11) и была белая в разломе (12). Когда серебро доставили на альтинг, было решено, чтобы кузнецы очистили его. Затем из него была сделана пряжка, и заплачено за кузнечную работу. Пряжка весила пятьдесят марок (13). Они послали ее Эйвинду, а тот дал разрубить ее на части и потратил серебро на покупку скота.

Той же весной у одной отмели в море появился косяк сельди. Эйвинд отправился на гребной лодке со своими работниками и съемщиками туда, где появился косяк. Он сочинил вису:

Двинем Грани зыби

С севера живее

К чешуйчатым крачкам

Струй ветвями вала.

Друзья до отказа

Пусть нагрузят струги

Прибыльной поживой

Повода, Гефн пива! (14)

Но так как он истратил все свое серебро на покупку скота, ему пришлось купить сельдей на свои стрелы. Он сочинил вису:

Прежде скальд булавкой

Платил за скотину,

Дорогим подарком

Из земли ледовой.

Теперь кинул прыткие

Эгилевы сельди –

Вот, что сделал голод –

Ради стрел стремнины (15).

ОГЛАВЛЕНИЕ

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100



никотиновая кислота купить в аптеке
Hosted by uCoz